Что стоит за «новой» стратегией Трампа в отношении России?

Михаил Беглов

21 мая 2019 г. 20:49:08

Добро пожаловать или Посторонним вход воспрещен

В мире нет ничего более закономерного, чем случайности. Только очень наивный человек может полагать, что под этим небом хоть что-то происходит спонтанно. Даже так называемое «броуновское движение» на самом деле является совсем не хаотичным, а отражает вполне конкретные, хотя и не всегда понятные стороннему наблюдателю внешние и внутренние процессы находящейся в оном системы.

На эти размышления меня подтолкнули, на первый взгляд, не связанные между собой весьма спорадические и даже подчас спазматичные действия Белого дома, которыми он удивляет все остальное человечество в последнее время. Сначала из Вашингтона пришла «благая весть» на тот счет, что американская администрация разрабатывает новый «хороший» договор в области контроля над ядерными вооружениями. Естественно, никаких деталей того, чем же он так хорош, не последовало.

Но, честно говоря, после того, как США в одностороннем порядке под надуманными предлогами вышли из Договора РСМД, да к тому же на фоне сообщений о том, что они намерены отказаться от соблюдения договора о сокращении СНВ – последнего пока еще выжившего из триады хоть как-то сдерживавших ядерную гонку соглашения – эти сообщения особой радости не вызвали.

Тем более что, как показала американская практика последних лет, в столице США весьма специфически понимают значение слова «лучший»: на деле это означает, как минимум, безоговорочное подчинение всех остальных участников переговорного процесса американскому диктату, а как максимум – обеспечение полной преференции для США.

Одновременно президент Трамп в своих постах, да и в публичных выступлениях зачастил с заявлениями на тот счет, что иметь с Россией хорошие отношения – это совсем даже неплохо. Что-то типа нового варианта старого детского стихотворения «Что такое хорошо и что такое плохо».

То ли соскучившись по общению с российским «партнером», то ли для того для того, чтобы в очередной раз признаться ему в своих теплых чувствах, Трамп даже позвонил Путину. Поговорили, что называется, о том, о сем, но ни с российской, ни с американской стороны после этой беседы заявлений о каких-либо новых решениях сделано не было.

В прессе, тем не менее, со ссылкой на анонимные официальные источники стали появляться сообщения о том, что в ближайшем будущем вполне возможна новая встреча в верхах между американским и российскими президентами. Вполне понятно, что в Кремле на эти поступающие из-за океана сигналы отреагировали весьма сдержанно. Очень мило, конечно, с их стороны, но только мы об этом ничего не знаем – в переводе на общечеловеческий реакция в Москве была примерно такая.

Видимо, для того, чтобы исправить свою оплошность, Вашингтон срочно отрядил в Россию своего эмиссара в лице госсекретаря Майка Помпео. Тот весьма пафосно начал беседу с министром иностранных дел Лавровым: «Я приехал сюда потому, что президент Трамп нацелен на улучшение отношений». Прозвучало, конечно, весьма многообещающе, но после его переговоров с Лавровым и самим Путиным комментарии наших официальных лиц были весьма сдержанными. По словам помощника президента России Юрия Ушакова, обе стороны «подтвердили начало выправления отношений», добавив, что у американской стороны «появился деловой настрой».

Казалось бы, все, как раньше говорили, прогрессивное человечество может вздохнуть спокойно – Россия и США завершают период конфронтации и вступают в очередной период ослабления напряженности и мирного сосуществования. Но, к сожалению, радоваться пока рановато. По словам российских официальных лиц, в ходе бесед с Помпео они не заметили каких-либо коренных изменений в американской позиции. Тот же Ушаков откровенно заявил, что «прорывов пока, конечно, не чувствуется».

И вот тут как раз и приходится вернуться к моей теории «закономерных случайностей». Сначала можно ее рассмотреть с точки зрения внутриполитического положения в самих США. Вряд ли можно считать совпадением тот факт, что позитивные сигналы в сторону России стали поступать из Белого дома именно тогда, когда еще не успели высохнуть чернила под докладом спецкомиссии прокурора Мюллера, который должен был дать ответ, сотрудничал ли штаб Трампа с Москвой во время президентских выборов 2016 года и пытался ли президент этому расследованию помешать, а также осуществляла ли Россия вмешательство в американский избирательный процесс.

Выводы комиссии оказались далеко неоднозначными. С одной стороны, доказательств сговора с «русским медведем» так и не нашли, но безосновательные обвинения с России в так называемых попытках повлиять на итоги волеизлияния американцев так и не сняли.

В Белом доме отреагировали на выводы комиссии в соответствии с известной тактикой пожилых людей – слева не слышу, а справа не вижу. Трамп и его сподвижники, видимо, рассматривают доклад комиссии Мюллера как некую пожизненную индульгенцию, которая дает хозяину Белого дома полную свободу рук для активизации попыток по нормализации отношений с Москвой.

Но вот беда - противники президента, напротив, увидели в итогах расследования Мюллера доказательство его вины и повод для новых расследований. Так что осаду или облаву Белого дома – кому как больше нравится – они снимать не собираются. К тому же в конгрессе не только не вычеркнули из повестки дня вопросы о введении очередных санкций против России, но и пытаются придумать все новые и новые, причем, за что и почему уже никого не волнует. Маховик запущен, и остановить его уже достаточно сложно. Как говорилось в известной басне, ты виноват уж тем, что хочется мне кушать.

Кстати, насчет кушать и хорошего аппетита. Трамп – далеко не балаганный клоун, как его иногда пытаются представить. В первую половину своего президентства он сделал все возможное для того, чтобы удовлетворить запросы той части американского «истеблишмента», кого принять считать «ястребами» и лоббистами ВПК. На военные расходы в одобренном конгрессом бюджете выделяется беспрецедентно огромная сумма, превышающая уже 800 млрд. долларов. Не думаю, что будет ошибкой сказать, что с учетом запрятанных в других статьях бюджета сумм, прямо или косвенно связанных с обороной, общая сумма военных затрат, если не превысила, то вплотную подошла к отметке в триллион долларов.

Но Трамп не одинокий затравленный волк, пробравшийся в Белый дом, а представитель вполне определенной, иной части того же многогранного американского «истеблишмента». Во время предвыборной кампании он своей главной задачей поставил возрождение Америки как ведущей промышленной державы мира – позиции, которую она давно уже утратила. Именно в этом и был смысл его слогана – «Сделаем Америку великой снова». Но для этого тем корпорациям США, которые не связаны с производством вооружений, нужны рынки сбыта, а Россия, еще со времен СССР, является одним из самых лакомых кусков с точки зрения американского бизнеса.

Как сказал когда-то в беседе со мной тогдашний президент «Кока-Колы», «я ночами не сплю, когда представляю себе, что каждый советский человек может выпивать в день хотя бы одну бутылку нашего напитка». Антироссийские санкции уже нанесли огромный многомиллиардный ущерб американскому бизнесу – это общепризнанный факт. К тому же он был усилен теми потерями, которые промышленность и сельское США понесли от торговых войн со своими бывшими союзниками в Европе, а самое главное – с Китаем.

В силу закостенелой самоуверенности Вашингтон, видимо, был уверен, что те быстро сдадутся «на милость победителя» и пойдут на уступки. Но не тут было. Европа американскому шантажу не поддалась, там с каждым днем все громче звучат требования отмены антироссийских санкций, от которых очень сильно пострадал европейский бизнес, в весьма резкой, категорической форме отказались присоединиться к навязываемой США финансовой и экономической блокаде Ирана. Более того, в Старом свете даже всерьез заговорили о необходимости разработки независимой от США системы банковских переводов, причем уже начали конкретное движение в этом направлении. И так далее, и тому подобное.

В полный тупик зашли недавно и торговые переговоры США с Китаем, в результате чего обе стороны симметрично ввели новые огромные пошлины на экспортно-импортную продукцию друг друга.

И тут мы плавно подошли к другой явной «неслучайности», почему нынешний «Drang Nach Оsten» в американском варианте начался именно сейчас. Надежды США «приручить» Китай, как показал провал торговых переговоров, потерпели полный крах. Между тем, с точки зрения нынешних американских стратегов не Россия, а именно Китай представляет собой главную угрозу для Соединенных Штатов. И главным критерием здесь является не военная, а экономическая мощь.

Официальные лица в Вашингтоне уже не раз в прошлом откровенно говорили об этом. Обидно, конечно, но Россия по этому критерию, с их точки зрения, не рассматривается в числе реальных противников США. Такой подход к Поднебесной вполне укладывается в ту концепцию восстановления американского величия, о которой я уже упомянул выше.

На второе месте в «черном списке» угроз американской безопасности США ставят Иран, на которого США вешают всех собак за хаос на Ближнем Востоке. Буквально только что Трамп в своем очередном твите пригрозил Тегерану «полным уничтожением», если там посмеют выступить против США. «Если Иран захочет побороться, это будет его официальным концом, - написал американский лидер. – Никогда не угрожайте США снова».

Встает законный вопрос, а какое отношение ко всем этим разборкам имеет Россия. Ответ достаточно очевиден. В Вашингтоне, видимо, полагают, что с помощью некоей «сделки» США смогут перетянуть Россию на свою сторону, рассорить ее с Китаем, уговорить пересмотреть дружеские отношения с Ираном.

Более того, в Вашингтоне ради достижения главных стратегических целей, судя по всему, готовы, дабы умиротворить Россию, положить на жертвенный алтарь Украину. Говоря о случайностях, вряд ли можно считать совпадением недавнее появление в американском журнале The National Interest статьи, в которой прямо говорится о том, что России и США пришло время сесть за стол переговоров и договориться о разделе сфер влияния. Москва должна уважать «доктрину Монро» и не лезть в дела стран Западного полушария, а Вашингтону следует уважать законную обеспокоенность России и разжать военно-политическое блокадное кольцо вокруг ее границ.

Американские лидеры, пишет журнал, должны проинформировать российские власти, что они готовы отказаться от своих попыток включить Украину и Грузию в состав НАТО и прекратить все военные связи с Киевом и Тбилиси, в том числе поставки оружия и совместные учения. Вашингтону также следует прекратить практику отправки войск, самолетов и кораблей в Восточную Европу и в Черное море на «ротационной основе». Иными словами, США должны проявить готовность уважительно относиться к российской сфере влияния в этом регионе.

Если вспомнить, что во главе экспертного совета этого журнала стоит не кто иной как Генри Киссинджер – «последний из могикан» вымирающего племени великих политических стратегов прошлого столетия, то понятно, что подобный призыв не благое пожелание какого-то левацкого издания, а отражение вполне реальной, хорошо продуманной стратегии.

Как бы это ни было прискорбно признавать Украине, но для США эта страна всего лишь пешка в глобальной геополитической игре. И, судя по всему, Вашингтон уже начал посылать сигналы России о том, что он готов оставить эту страну в покое. Отмена визитов американских официальных лиц, снижение уровня дипломатического представительства на Украине до временного поверенного, достаточно невысокий статус участников делегации США на инаугурации вновь избранного украинского президента – это что тоже случайное совпадение?

Но мы же договорились в самом начале, что не верим ни в какие случайности. Кстати, вряд ли можно считать странным и то, что по дороге в Сочи Помпео решил заехать в Брюссель, где, судя по всему, вчерне обсудил наметки новой американской стратегии в отношениях с Россией.

В статье в The National Interest откровенно говорится о том, что Москве и Вашингтону пришло время договориться о некоем разделе сфер влияния в мире. Мысль далеко не новая, и скорее ее можно отнести к категории «осетрины второй свежести», если вспомнить великого Булгакова. Но это в том случае, если речь идет о возвращении к «старом доброму порядку» – возрождению биполярного мира. Как бы это ни льстило самолюбие некоторых российских любителей ловить рыбку в мутной воде, но два раза в одну и ту же реку не войти, а прошлое не вернуть.

То, что восстановление нормального политического диалога между Москвой и Вашингтоном давно назрело – это аксиома, не требующая доказательства. Хотя, если честно, я в них тоже не очень верю – даже параллельные прямые в конце концов, как было доказано, все равно пересекаются. Так что визит Помпео можно рассматривать лишь как начало нового долгого пути. Пока мы видим задачу со многими неизвестными. Например, оправдан ли наигранный оптимизм Трампа, и так ли он договороспособен, как пытается показать.

Это в Белом доме считают, что теперь после опубликования доклада Мюллера он как жена Цезаря вне подозрений. Но на самом деле есть достаточно серьезные сомнения считать, что своеобразный «домашний арест», в котором он пребывал эти два года, действительно отменен. И уж было бы совсем наивным полагать, будто Россия будет готова пойти на какую-либо сделку, используя торгашеский американский лексикон, в ущерб своих стратегических отношений с Китаем, да и ее собственным интересам на Ближнем Востоке.

В прекрасном старом фильме, название которого я позаимствовал для этого комментария, был такой персонаж – худосочный любопытствующий мальчик. Он периодически появлялся в самых неожиданных местах, причем в самое неудачное время, и задавал один и тот же вопрос: «А че это вы тут делаете, а?».

Боюсь даже предположить, сколь часто, но ясно, что такой вопрос будет звучать не раз, когда (и если) переговорный процесс между двумя великими державами, наконец, возобновится. И это далеко не случайность, потому что мир ждет от Вашингтона и Москвы не каких-то «сделок», а реальных договоренностей, которые могли бы сделать нашу жизнь более безопасной. И без всяких неприятных случайностей…


Источник