Зачем телеканалы заказывают драку?

Александр Халдей

19 апреля 2019 г. 19:20:28

Скандал и драка — последнее, что осталось у телевизионных «властителей умов»? Нет, падать еще есть куда...

В отечественной телепропаганде сложился устойчивый круг опереточных злодеев, которых приглашают (как оказывается — зачастую за хорошие деньги, которые и не снились рядовым гражданам страны) на разные ток-шоу в качестве символов воплощённого зла. Как дети лейтенанта Шмидта, кочуют они с одной передачи на другую, с канала на канал, повсюду отрабатывая гонорар за роль социального раздражителя и возбудителя интереса публики: «Хотите набить морду? — Секундочку, посмотрю прейскурант… Сказать что-нибудь ух какое, чтобы выгнали с эфира? — Пожалуйста, стоит такое вот сколько».

В кинематографе амплуа отрицательного героя и злодея — это определённая профессия. Есть актёры, на протяжении всей карьеры десятилетиями ни разу не сыгравшие положительного героя. В нашем жанре скандальных ток-шоу вокруг патриотической повестки на роль козлов отпущения назначен определённый круг лиц, фамилии которых сделали их чуть ли не национальными антигероями.

Якуб Корейба. youtube.com

Якуб Корейба, Александр Сытин, Майкл Бом, американский «эксперт», носящий с собой сменную обувь в пакетике, когорта украинских «экспертов», почти прописавшихся в Москве, некоторые из которых даже успели купить квартиры, круг знаковых системных либералов — всё это очень важный для телевизионщиков отряд актёров, без которых их натянутые спектакли никто не станет смотреть.

Недавний скандал с выступлением на Первом канале бывшего историка Александра Сытина, провоцирующего слушателей откровенно нацистскими и людоедскими репликами, или показательно изгнанный из эфира Соловьевым Корейба, как и многие участившиеся в последнее время случаи, не говоря про «драки», всё это служит подтверждением устоявшегося обычая применения на эфире заказного скандала. Причина проста — форма стала настолько пуста, что зрителя осталось удерживать у экрана только «зрелищем». Низко пали мастера телевизионной «культуры».

Якуб Корейба. youtube.com

И тот же Сытин в последний раз не подкачал — высказался о жертвах одесского убийства как о малоценном человеческом материале, который правильно был уничтожен, после чего со скандалом был выдворен со студии. До драки пока не дошло, но, как говорил Жванецкий, «думаем уже над этим». Есть куда «расти».

Логичен вопрос — а зачем создатели шоу приглашают этих персонажей, о которых заранее известно, что они ничего путного не скажут, а только спровоцируют скандал или даже драку? Понятно — это единственное средство привлечения зрителей к своему эфиру в условиях жёсткой конкуренции. Зрителя приходится всё время держать в состоянии наведённого транса от непрекращающегося культурного шока — иначе он заскучает, щёлкнет кнопкой переключателя каналов и уйдёт.

То есть мы имеем дело с манипуляцией телевизионщиков, основанной на эксплуатации самых низменных инстинктов. Внешнеполитическая патриотическая повестка служит наживкой для привлечения зрителей, а скандал, где «наши» бьют «ненаших», служит клапаном выпуска пара и средством отвлечения от внутриполитических и экономических проблем и зарабатывания хлеба насущного.

Уже привычным стало появление на таких эфирах нецензурной брани. Ведущие из нейтральных модераторов дискуссии стали активными её участниками, у которых, в отличие от всех прочих, есть власть навязывать своё мнение и лишать слова, при этом ведущие никак не предотвращают всеобщий гвалт на эфире, ибо свалка и склока — лучшее средство удержания внимания аудитории. Поведение ведущих напоминает поведение судьи на ринге, когда он вдруг присоединяется к одному из боксёров. Это же по-честному — я в форме судьи, меня бить нельзя, а ты — получай, получай…

Все эти приёмы настолько отталкивающе действуют на зрителей, настолько ориентированы на его селекцию в сторону выдавливания культурных и притягивания маргинальных, что лучшей компрометации позиции, выступающей от лица правды, не придумать. И бьет это, как ни странно, по тому, что должно пропагандироваться — по патриотизму и внешнеполитическим успехам России.

Самое неправильное, что такой инструмент продолжают применять тогда, когда он уже приелся и потерял остроту воздействия. Больше того, к нему уже возник стойкий иммунитет и это работает уже не за, а против замысла телевизионщиков. Скандалы приелись, и их уже никто не смотрит, а те, кто смотрит, не являются политически значимым электоратом.

То есть телевидение не борется за электорат и не продвигает национальную идею наилучшим способом. Телевидение собирает массовку, чем глупее, тем лучше. Потом это оценивается как рейтинг и определяет стоимость рекламного времени. Циничная торговая мотивация, прикрытая флёром благородных намерений. Вопрос — зачем это делается? Зачем наносится удар по государственной политике и по доверию людей?

Скатывание в жанр трансляции скандала в прямом эфире нон стоп — это смерть телевидения. Всё меньше там остаётся размышляющих и развивающих тем, всё больше пошлости и грубой манипуляции. ХХ век — это век апофеоза торжества и гибели телевидения, именно через него достигали власти и удерживали её, разлагая население и отвращая от телевидения. Так совершился круг жизненного цикла.

Теперь власть над умами ушла из телевидения в электронные СМИ. Есть все шансы полагать, что через 40−50 лет от телевидения останутся лишь воспоминания, как граммофон напоминает нам об ушедшей эпохе, а пейджеров и вовсе не осталось. Дети десятых годов даже не знают, что это такое.

И долго ещё телевидение будет ассоциироваться с пошлыми ток-шоу, с драками и надоевшими всем провокаторами, и с концертами попсы как жвачки для умственно ослабленных. И если человечество, смеясь, расстаётся со своим прошлым, то с телевидением оно расстанется со вздохом облегчения. Телевидение станет символом бедности и отсталости. Как паровоз на фоне современных газотурбовозов. В карете прошлого далеко не уедешь, и телевидение вполне заслужило закончить свои дни именно таким образом. И чем скорее, тем лучше.


Источник