ВМФ России против «чёрных» операций иностранных спецслужб

11 июня 2019 г. 14:24:53

Проблемы, которые Россия имеет с военно-морским флотом, не должны загораживать от нас то, насколько он нам всё-таки нужен. И лучше всего это доказывать на конкретных примерах.

Пример с ролью флота в сирийской войне был не единственным, он просто был самым масштабным. Стоит для контраста обратиться к «малому» — примеру отдельно взятой операции небольших масштабов, в которой России не обойтись было бы без ВМФ, и провал в которой потенциально был бы чреват тяжкими последствиями.

Речь пойдёт о истории, до сих пор полной загадок: захвате и освобождении сухогруза Arctic Sea.

СКР "Ладный" — корабль, который "поставил точку" в угоне.

Как всё начиналось

21 июля 2009 года сухогруз класса «Углегорск», носивший тогда имя Arctic Sea, покинул финский порт Пиетарсаари с грузом древесины для Алжира. Судно должно было достигнуть порта Беджайя 4 августа. Всё шло штатно, как обычно.

24 июля в 2 часа 10 минут в ходовую рубку вломились люди с оружием. Они были вооружены автоматами Калашникова и пистолетами. Уже позже выяснилось, что они поднялись на борт с надувной лодки, догнавшей судно в нейтральных водах Балтики. Нападавшие связали экипаж, попутно избив всех, кто оказывал сопротивление, при этом одному из членов экипажа выбили прикладом автомата зубы.

Сухогруз Arctic Sea

Нападавшие объяснили, изъясняясь по-английски с сильным акцентом, что они из шведской наркополиции. У одного из них на одежде даже была нашивка с надписью Polis («Полиция» по-шведски), но было понятно, что это не полиция. Никакая полиция так не работает.

Экипаж был связан и заперт в каютах.

Дальнейшие события напоминали плохой боевик. Захватчики принудили экипаж вести судно в обход Европы – туда, куда оно по идее и должно было идти. Когда в проливе Па-де-Кале 28 июля потребовалось связываться с Береговой службой Великобритании, экипаж был принуждён это сделать. После прохода Па-де-Кале судно продолжило двигаться вокруг Европы, и в Бискайском заливе его терминал АИС был отключен. Судно пропало.

Позже, 3 августа (по «свежим» на тот момент данным прессы, днём раньше, но это не принципиально), хозяину финской компании «Solchart», владеющей судном, гражданину России Виктору Матвееву позвонил кто-то, кто заявил, что он (звонивший) и его 25 «солдат» захватили судно, и если не получат выкуп, то начнут убивать членов экипажа. Стало ясно, что судно не просто пропало, а что оно захвачено, и на борту заложники. Сумма выкупа составляла 1,5 миллиона долларов. Аналогичные требования были переданы грузовладельцу, российской компании. Компания обратилась в ФСБ.

4 августа судно не явилось в порт назначения.

11 августа 2009 года Матвеев сделал заявление прессе, из которого следовало, что на судне сломана тревожная кнопка, похищены аварийные буи, а также то, что он обратился в российский МИД. Вскоре информация дошла до самого верха. На следующий день, 12 августа пресс-служба Кремля сообщила, что президент Дмитрий Медведев поручил министру обороны Анатолию Сердюкову принять меры по поиску сухогруза. К тому моменту приказ начать поиски Arctic Sea уже расходился по исполнителям.

Так на арену вышли те, кому предстояло остановить развитие этой драмы.

Из одиночного плавания на борьбу с «пиратами»

Единственной силой, способной найти угнанный сухогруз где-то в Мировом океане, оказался ВМФ России.

Информации у моряков было мало. Была известна точка, в которой выключилась АИС. Была ясна скорость, с которой судно могло идти из этой точки. Было понятно, сколько на борту топлива и воды, и как долго Arctic Sea сможет находиться в море. Разведка ВМФ аккуратно анализировала данные, получаемые от морской авиации и от находившихся в море вспомогательных судов флота, от силовых структур иностранных государств. Так, Береговая охрана Испании сообщала, что сухогруз не проходил Гибралтарский пролив, значит, в Средиземном море его искать не стоило. НАТО тоже искало судно, в том числе и с воздуха. Потихоньку, час за часом, район поиска сужался. В определённый момент он оказался достаточно маленьким, чтобы его мог начать прочёсывать боевой корабль.

По счастью, такой корабль вблизи нужного района был. Им оказался сторожевой корабль Черноморского флота «Ладный».

Ещё за несколько дней до описываемых событий «Ладный» спокойно следовал к Гибралтарскому проливу с целью позже повернуть на север и присоединиться к силам ВМФ, которые должны были участвовать в стратегических учениях «Запад-2009». Кораблём командовал капитан 2-го ранга Александр Шварц. На борту была группа старших офицеров ЧФ, включая заместителя командира дивизии надводных кораблей капитана 1-го ранга Игоря Смоляка и начальника штаба бригады противолодочных кораблей капитана 1-го ранга Олега Шастова. На борту «Ладного» находился отряд морских пехотинцев под командованием старшего лейтенанта Руслана Сатдинова.

Корабль находился недалеко от Гибралтара, когда пришёл приказ – искать сухогруз. По данным разведки ВМФ, «Ладному» следовало повернуть не на север, как предусматривал план похода, а на юг, в относительно незнакомые для черноморцев акватории центральной Атлантики, туда, где никто из экипажа «Ладного» раньше не был.

И уже 14 августа «Ладный» уже был недалеко от похищенного сухогруза.

Через двое суток «Ладный» смог догнать Arctic Sea. В ночь с 16 на 17 августа, в 300 милях от Кабо-Верде, в тропической ночной темноте «Ладный» сблизился с сухогрузом. Последовало требование застопорить машины и лечь в дрейф. Жена вожака угонщиков Дмитрия Савина (Савинса) утверждала потом, что муж звонил ей и говорил, что русские угрожают открыть огонь, если корабль не остановится. По российским данным, «Ладный» использовал только пару красных сигнальных ракет.

И тут захватчики выкинули фокус – представились северокорейским судном Jon Jin 2. Человек, общавшийся с «Ладным», даже имитировал корейский акцент. Но командир «Ладного» не поверил в это представление, связался с Главным штабом ВМФ и доложил. В Москве с помощью МИДа оперативно удалось связаться с представителями КНДР и выяснить, где реально находится судно с таким названием. Выяснилось, что оно совсем в другом месте. Это информация, как и описание северокорейского судна, было передано на «Ладный». Хотя с «Ладного» пускали осветительные ракеты, чтобы осмотреть остановившееся судно, ночь не давала детально осмотреть его, зато на рассвете сразу же стало ясно, что это не «кореец» — ни размеры, ни количество кранов не соответствовали описанию корейского судна. Да и буквы, которыми было написано название на борту, были неровные, находились не на одном уровне, и были какие-то нестандартные, как будто нанесённые второпях как попало. Сам же настигнутый сухогруз походил на Arctic Sea «один в один».

Jon Jin 2. Этим судном пытались притвориться захватчики Arctic Sea

В течение утра 17 августа последовал новый раунд переговоров. Командир «Ладного» понимал, что полноценный штурм сухогруза будет делом непростым – на борту СКР не было вертолёта, он не может его нести, да и морских пехотинцев на такое лучше было не посылать, хотя они и были более-менее неплохо подготовлены. К тому же их было банально мало. Переговоры выглядели куда более выгодным вариантом.

И морякам-черноморцам удалось задуманное. После длительных переговоров пираты сдались и приняли требования командира «Ладного» — спуститься в вельбот вместе с членами экипажа, без оружия, в качестве опознавательного знака намотать себе белые тряпки на головы и затем, в таком виде сдаться.

Драма с захватом судна закончилась. В тот же день А. Сердюков доложил Д. Медведеву, что сухогруз освобождён.

Из комментария МИД РФ № 1272-25-08-2009:

18 августа посольством России в Кабо-Верде было запрошено разрешение на заход сторожевого корабля «Ладный» в территориальные воды Республики Кабо-Верде в районе о. Сал, и в этот же день разрешение было получено. 19 августа около 12:00 часов по местному времени корабль прибыл и встал на рейде у о. Сал.

С целью переправить 11 членов экипажа и 8 задержанных с борта сторожевого корабля в Москву для проведения дальнейших следственных действий в аэропорт о. Сал 17 августа и в ночь с 18 на 19 августа прибыли два военно-транспортных самолёта российских ВВС Ил-76. На их борту находилась следственная группа и подразделение военнослужащих РФ.

Было получено официальное разрешение МИД Республики Кабо-Верде, и к 19:00 19 августа все восемь задержанных и одиннадцать членов экипажа были переправлены на борт военно-транспортного самолёта российских ВВС. В этот же день в 21:00 и в 22:00 по местному времени военно-транспортные самолёты российских ВВС вылетели в Москву, куда они прибыли в первой половине дня 20 августа.

Ночью 20 августа Кабо-Верде покинул и сторожевой корабль «Ладный», который направился в сторону находящегося в дрейфе в Атлантическом океане в 250 милях к юго-западу от Кабо-Верде сухогруза «Арктик Си». На борту последнего находятся четверо членов экипажа для несения вахты и несколько военнослужащих со сторожевого корабля «Ладный» в целях сопровождения.

Дальнейшие события описаны в прессе – прямо скажем, руководство РФ и правоохранительных органов после блестящего освобождения корабля военным кораблём Черноморского флота действовало не блестяще, проявив недостаточные организационные способности. Дошло до банкротства судовладельца. Но главное (освобождение корабля и захват угонщиков) уже было сделано.

И сделал это экипаж СКР «Ладный».

Уже в Кабо-Верде. Морской пехотинец с "Ладного" конвоирует пирата

Завершая рассказ о действиях ВМФ в этой истории, скажем, что возвращение Arctic Sea обратно на линию, его снабжение и переход в Средиземноморье обеспечили также корабли и суда ВМФ – СМТ «Иман», морские буксиры и сам «Ладный».

Black ops на Балтике, или Немного о том, что это было

Следствие не смогло до конца раскрыть, кто стоял за угонщиками. Сами они рассказывали бредовые версии, никак не соотносящиеся с реальностью. Таким образом, очевидно, что банда была использована «в тёмную». Они знали минимум, позволявший им выполнить захват и угон судна, но, по всей видимости, не представляли, что им делать дальше. По свидетельству Sunday Times, опрашивавшей членов экипажа угнанного сухогруза, бандиты планировали уйти с судна в течение нескольких суток с момента захвата и приготовили для этого спасательную шлюпку. По словам того же члена экипажа, когда «Ладный» догнал Arctic Sea, бандиты уже были сломлены и понимали, что это конец. Видимо, поэтому обошлось без штурма.

Тем не менее, следствию удалось установить одного из организаторов захвата. Им оказался бывший руководитель Бюро по координации безопасности Эстонии (эстонская спецслужба) Ээрик-Нийлес Кросс. В начале 2012 года Кросс был объявлен в международный розыск. Впрочем, есть версия, что он тоже был использован «в тёмную».

А затем пираты стали давать признательные показания. И один из них, гражданин Латвии Дмитрий Савин, позже получивший за пиратство семь лет, выдал имя заказчика захвата сухогруза – бывшего шефа Бюро координации безопасности Эрика-Нильса Кросса.

Кросса подставили по заказу из Москвы

Кросс и Савин владели небольшими долями в судоходной компании «Пакри Танкерс» – примерно по 5%. Доходы у них, разумеется, были, но расходов они, по всей видимости, всё же не покрывали. И однажды Кросс якобы сообщил Савину, что им можно было бы вместе неплохо заработать. Сценарий такой: Кросс сообщает о сухогрузе, на котором повезут дорогостоящее оружие, а Савин готовит команду, которая должна будет захватить судно и доставить оружие предполагаемому покупателю. Вот тут-то в истории вновь появляется фигура бывшего шефа КаПо Алекса Дрессена. Дело в том, что не кто иной, как Дрессен, и сообщил своему бывшему коллеге Кроссу об иранских С-300 на борту сухогруза. Со слов Дрессена, у него имелся и покупатель. Дело было за малым – осуществить захват судна и увести его к месту будущей сделки.

На этом самом месте Кросс и превратился из эстонского разведчика, так докучавшего Москве, в международного пирата. Разумеется, Дрессен прекрасно знал о том, что никаких С-300 на борту «Арктик Си» нет и быть не может. Знал он и о том, что Кросс ни на минуту не усомнится в информации, предоставленной столь высокопоставленной персоной. И Кросс охотно заглотнул наживку, даром что готовили его именитые британские и американские разведчики. К вящей радости российской разведки.

Разумеется, о роли Дрессена в грязной истории с пиратом-разведчиком Кроссом эстонские власти осведомлены – теперь, после провала бывшего шефа КаПо. По этой причине в Таллине провели свой суд над Кроссом, и сторону бывшего шефа разведки заняли эстонский прокурор Лавли Лепп и депутат парламента Марко Михкельсон. В итоге Кросса признали невиновным, что, правда, никак не сказалось на российских претензиях и отмене его международного розыска. Кросса подставили? В известной степени – да. Но ведь именно Кросс, а не кто другой, и стоял за пиратским захватом «Арктик Си», польстившись на шальные деньги.

Тут надо, однако, сделать ремарку. Кросс, конечно, используя свои старые связи в разедструктурах, мог и обеспечить Савина оружием, и дать всю необходимую информацию. Однако, когда Савин и его банда не обнаружили на борту ничего кроме древесины, им надо было уходить. Идея получить выкуп в результате пиратского захвата корабля в Европе должна была так сказать насторожить «пиратов». Кроме того, известно, что они даже не смогли дать никаких реквизитов на которые надо было бы перечислять выкуп.

Кроме того, сама идея о том, что этот самый Кросс так досаждал «Москве», что с ним расправились вот таким вот замысловатым (мягко говоря) способом, отдаёт сумасшествием. Всё можно было сделать куда как проще – даже если поверить, что этот с точки зрения специалистов по «тайным войнам» клоун (давайте назовём вещи своими именами) действительно мог кому-то досаждать. Надо отделять факты от интерпретаций всё же.

Якобы центральная роль Кросса вызывает сомнения. Хотя он, безусловно, причастен

Что мы знаем точно.

Организатором захвата (видимым) был, по всей видимости, бывший высокопоставленный руководитель эстонских спецслужб Ээрик Кросс. Кросс ранее имел большой опыт совместной работы с американцами, в том числе в Ираке. Им были набраны исполнители, не имевшие ранее опыта в подобного рода делах. Но они легко справились с захватом судна. Если кто-то не понимает значение этого факта, то пусть попробует в открытом море «загнать» корабль на моторной лодке (даже видя его на терминале АИС), скрытно подойти к борту и на ходу залезть на него с оружием. Заметим, что лодку надо было туда ещё как-то доставить, как и оружие. Всё это говорит о том, что пиратов где-то хоть чуть-чуть, но потренировали перед тем, как идти «на дело», и организовали их заброску в нейтральные воды с лодкой и оружием. А это требует ресурсов, которыми отставник Кросс обладать не мог. Далее, описанный членами экипажа эпизод с планами захватчиков покинуть судно. Со стороны это выглядит так, как будто угонщикам «на ходу», дали новую вводную, причём так, что отказаться было абсолютно невозможно. Что это была за вводная и кто её дал?

Далее, корабль следовал в район, откуда ему по факту было только две дороги – или в Африку, или в Западное полушарие. Куда он следовал? Почему именно туда?

Ну а конец погони ознаменовался полной утратой бандитами смысла того, что они делают, что и обусловило их добровольную сдачу ВМФ России. Со стороны это здорово напоминает утрату связи с организаторами – бандитов могли просто «бросить» те, кто до этого ими дирижировал, что обусловило нелепые блуждания по Атлантике до почти полного израсходования топлива и воды.

Далее в историю было «напущено дыма» — по сей день из одного источника в другой кочует версия о причастности к угону израильских спецслужб. Но она «оформлена» настолько по-идиотски, что верить в неё, в такую, какой её преподносит пресса, невозможно. Теория, согласно которой из Финляндии якобы в Иран были отправлены российские ракеты, засунутые аж в балластные цистерны (!), тоже, мягко говоря, не блещет логичностью и стройностью.

Мы толком до сих пор не знаем, что это было. И не узнаем как минимум до тех пор, пока Ээрика Кросса не допросят в СК, а может быть, и после.

Но одно совершенно очевидно – когда вокруг какой-то вооружённой акции происходит вот такой информационный хаос, то это означает, что за акцией стоит спецслужба, умеющая хорошо путать следы. Спецслужба, способная обучить банду террористов, снабдить её автоматическим оружием, вывести её в нужный район моря, высадить на лодку с оружием и боеприпасами, заставить уже после захвата судна, когда назад дороги нет, действовать по какому-то другому плану, а потом запутать все следы так, что и концов не найти.

Захват судна Arctic Sea был частью какой-то «чёрной» операции, о полном плане которой мы можем только догадываться. Операции, организаторам которой зачем-то был нужен сухогруз с российским экипажем, принадлежащий компании, управляемой гражданином России, зачем-то было нужно угнать его или на юг Африки, или в Западное полушарие… чтобы сделать что? И одним из исполнителей был бывший руководитель одной из самых прозападных спецслужб в мире, имеющий опыт работы с американцами в Ираке.

Это факты. А Израиль, ищущий иранские ракеты в балластных цистернах вышедшего из Финляндии сухогруза силами латвийских безработных, или Россия, устроившая такой кордебалет ради того, чтобы побольнее пнуть эстонского отставника, запутавшегося в финансах и женщинах, – это просто пыль в глаза.

Это, кстати, не значит, что эта неизвестная нам спецслужба не была израильской, это значит, что объяснения прессы про причастность Израиля неправдоподобны – а это не одно и тоже.

Мы не знаем (пока не знаем), кто стоял за похищением сухогруза. Мы понятия не имеем, что было бы, получись у организаторов то, что они задумали, до конца. Сколько было бы жертв? Во что бы это вылилось для нашей страны? Мы не знаем. Но зато мы знаем, кто очень убедительно поставил точку в вояже Arctic Sea.

О «Ладном» и ВМФ в целом

СКР «Ладный», боевой корабль проекта 1135, даже во время постройки к самым современным кораблям отнести было нельзя, хотя у него был неплохой по тем временам ГАК и хороший противолодочный ракетный комплекс. Но нести вертолёт корабль не мог, наносить удары по надводным кораблям он может или зенитными ракетами или с помощью 76-мм пушек, то есть на близком расстоянии. Отбивать массированные удары с воздуха он не мог никогда. Сторожевик-противолодочник с урезанным без вертолёта функционалом.

Тем не менее, корабль получился неплохой – мореходный, скоростной и с хорошей дальностью, способный охотиться на подлодки и на мелководье у берега, и в дальней морской зоне, да и в океанской тоже, пусть и с оглядкой на волнение. Эти корабли долго были «рабочими лошадками» ВМФ СССР, а после РФ.

Задача, которую «Ладный» получил в августе 2009, была мягко говоря «не его». Начни захватчики корабля убивать заложников, штурм корабля был бы под вопросом; на «Ладном» не было вертолёта, с которого можно было бы подавить бандитов пулемётным огнём, как это случилось во время штурма танкера «Московский университет» морской пехотой. Морпехам с «Ладного» пришлось бы подниматься на корабль с лодок, атакуя сравнимого по численности противника, не сильно хуже вооружённого. Потом, когда сухогруз освободили, матросам, предоставившим членам экипажа свои койки, пришлось жить на боевых постах – другого места не было.

Но важно было другое – во-первых, этот корабль был. Он был в нужное время и в нужном месте, на пути из одного моря в другое через открытый океан. Во-вторых, его командир, так или иначе, решил задачу практически идеальным способом – сведя к нулю имевшиеся недостатки «Ладного», что говорит о важности подготовки морских офицеров, и о том, что иногда их подготовка оказывается важнее, чем техника, которую они имеют. В-третьих, и это очень важный момент: «Ладный», как и все «Буревестники» проекта 1135, — это очень быстрый по современным меркам корабль, это в принципе один из самых быстрых кораблей с водоизмещающим корпусом в ВМФ. И один из самых быстрых боевых кораблей в мире на данный момент, до сих пор. И в-четвёртых, это далеко не самый маленький корабль, его водоизмещение 3200 тонн, а обводы позволяют ходить при большом волнении. Формально являясь кораблём дальней морской зоны, он может в основном выполнять задачи и в океанской.

Апологетам «москитного флота», «патрульных кораблей» и тому подобных вещей стоит задуматься. Никакие МРК и тому подобная мелочь не смогли бы догнать Arctic Sea. Не смог бы его догнать и «патрульный корабль» проекта 22160, более того, он просто не оказался бы в том месте в то время, если бы существовал в те годы – никто не отправил бы это недоразумение на стратегические учения. И плюс в виде наличия вертолёта на борту «не сыграл» бы в этих условиях. Задача была бы не решена. А она была вполне реальной, и нет никаких гарантий того, что в каких-то вариациях она не повторится в том или ином регионе планеты. Что мы делали бы с полностью прибрежным флотом в 2009-м? что мы будем делать с ним, если в будущем такой захват повторится?

Более того, случись событиям пойти по-другому, превосходство «Ладного» над теми кораблями, которые у нас строят сейчас, оказалось бы ещё более полным – по крайней мере, остановить крупное судно парой 76-миллиметровок куда легче, чем одной единственной пушкой, пусть даже и 100-мм.

История с Arctic Sea ещё раз подтверждает: нам нужен надводный флот, и это должен быть флот, способный выполнять задачи в дальней морской и океанской зонах. И нам нужно больше кораблей, пусть даже устаревших, но дающих возможность всегда иметь в зоне потенциального кризиса хотя бы старый СКР. А значит, надо по максимуму ремонтировать и модернизировать старые корабли и «тянуть» их, пока не появится возможность заменить их новыми. И эти новые должны быть способны действовать далеко от дома.

Такой урок мы сегодня можем вынести из истории с захватом сухогруза Arctic Sea. Даже вне связи с тем, кто организовывал его захват на самом деле.


Источник