Нет большего подвига, чем остановить хаос — и Ленин это сделал: 149 лет со дня рождения Ильича

22 апреля 2019 г. 13:01:13

Сегодня, 22 апреля, исполняется 149 лет со дня рождения Владимира Ульянова (Ленина) — вождя мирового пролетариата, человека, оказавшего значительное влияние на ход мировой истории. Страсти вокруг фигуры Ленина не утихают до сих пор. Его жизнь, политическая деятельность и смерть по-прежнему будоражат умы сотен миллионов людей по всему миру. Ленина продолжают изучать и профессиональные историки.

Интернет-портал 19rus.info попросил ответить на несколько вопросов по этому поводу главного научного сотрудника московского музея «Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле» Светлану Генералову.

— Как сейчас, на ваш взгляд, современное российское общество оценивает роль Ленина в отечественной и мировой истории? Просто существует устойчивое мнение, что оно в большинстве своем недостаточно образованно, идеологически зашорено — и не может с объективных позиций оценить эту роль.

— Российское общество неоднородно. Есть образованные, менее образованные, у каждого есть свое мнение. И думаю, что роль Ленина оценивается скорее от личного опыта.

Есть люди, которые считают, что революция сильно испортила биографию их семьи или даже страны — и есть те, кто считает, что революция дала шанс крестьянам или рабочим выйти на политическую арену или просто даже подняться по социальной лестнице. И как правило, отсюда следует оценка роли Ленина в истории.

Хотя есть люди, которые просто трезво оценивают эти моменты. Но это уже те, кто понимает и разбирается в этом вопросе.

И, конечно, если мы с вами поспрашиваем. Люди часто предполагают, что до революции жилось очень хорошо. Хотя мы знаем, что 80% населения страны тогда составляло крестьянство, из которых 50% были бедняками. Так что оценка общества относительно роли Ленина в истории вообще необъективна. Все считают «от себя».

— Живы ли еще, по-вашему, мифы и легенды о Ленине, возникшие 15-25 лет назад во времена «расцвета гласности» (двойники Ленина, знаменитое «бревно на субботнике», версия отравления Ленина Сталиным и так далее) — или это время уже прошло? И если нет, какие мифы о Ленине еще живы и требуют усилия историков по их развенчанию?

— Мифов по-прежнему много. Даже ваша недавняя тема о работе ученого Беккера в Хакасии относительно якобы «ранее неизвестных фактов из жизни Ленина» показывает: мифотворчество существует. Ленин — яркая, достаточно интересная фигура — и почему бы о ней не поговорить?

Поэтому я думаю, что к мифам надо относиться очень спокойно.

Вернемся к обществу, его образованности и необразованности. Взять тот же миф, что в квартире Ленина, где он умирал, просверлили дырку в стене, куда он диктовал свои последние распоряжения! Это, конечно, за гранью. Люди снова и снова генерируют какие-то истории про Ленина. И еще будут! Пока мы не переживем эту революцию, пока не переварим ее, как французы свою Великую французскую революцию, до тех пор будут говорить, будут поднимать этот вопрос.

Вы спрашиваете о двойниках Ленина, его «отравлении» — пусть говорят. Это вообще не принципиально.

— Вот уже много десятков лет я наблюдаю, что из народного фольклора практически исчезли анекдоты, где Ленин играет главную роль? Я ошибаюсь? Как вы думаете, почему это произошло?

— Во-первых, их и было немного. Очень немного. Все-таки они были достаточно интеллектуальные. И для их понимания нужно знать, кто были эти люди, тот же Ленин, Дзержинский или Крупская. Я, конечно, собираю эти анекдоты.

И фигура Ленина сейчас уходит не из политического поля, а из поля бытового дискурса. Ведь если на кухне мы об этом не говорим, с чего вдруг мы будем сейчас анекдоты про Ленина рассказывать?

— Позвольте узнать ваше личное мнение по вопросу о перезахоронения тела Ленина.

— Мое личное мнение простое — не надо трогать. Вот не надо. Общество расколото. Вот недавно ВЦИОМ опубликовал последние данные об оценке обществом того же Сталина — она достигла исторического максимума. Но мы прекрасно понимаем, что за этим стоит не оценка роли Сталина, как таковая. Не индустриализация, война, победа, атомное оружие — нет.

Эта оценка — просто запрос на то, насколько справедливо распределение возможностей при реализации каких-то прав на хорошую и спокойную жизнь. Это скорее протест против того, что есть сейчас.

Поэтому-то Ленина и не надо трогать. Общество сейчас противоречиво, белые, красные, непонятно, как их примирить — ну, пока еще непонятно. Поэтому пусть лежит. Можно приводить массу доводов, но люди почти сто лет назад сделали именно так, захоронили тело Ленина в мавзолее — давайте пока уважать это мнение. Когда уже вообще никто не будет знать, кто такой Владимир Ильич — вот тогда можно будет начать думать на эту тему.

А вообще, надо брать пример с китайцев, которые начинают высказывать какие-то мнения об исторических личностях через 300-400 лет, когда действительно можно будет оценить что-либо и кого-либо.

— Интерес к фигуре Ленина за рубежом и в России — это очень разные понятия? Как вы думаете?

— Да, это разные понятия. У нас, если мы говорим о гражданах России — это личная история. Сначала Ленин у них был иконой, потом он был развенчан, даже можно сказать, что растоптан. Поэтому гражданину России сложно определиться, что он лично сам думает о Ленине, как вообще надо думать о нем, что почитать — как правило, люди уходят в крайности.

А зарубежный человек, который приходит к нам в музей, — он понимает: Ленин в истории, создатель первого социалистического государства, человек, сохранивший Россию практически в ее имперских границах в том хаосе, человек, остановивший гражданскую войну.

То есть мы можем говорить сколько угодно о жертвах и жестокости Ленина, но вот нет большего подвига в истории России, чем остановить хаос. И Ленин это сделал.

И если вы поговорите, например, с ФСБ или другими силовыми структурами, там вам тоже скажут: кроме как винтовкой или автоматом, то есть силовыми методами, можно остановить хаос.

Светлана Генералова

— Немного бестактный и даже в некоторой степени фантастический вопрос, но все-таки позволю его задать. Представьте, что вам удалось уже в наши дни установить с Лениным какую-либо аудио или видеосвязь. О чем бы вы спросили его или просто сказали бы ему? Если, конечно, захотели бы это сделать.

— Если бы я поговорила с Лениным? Вот что меня больше всего интересует: как он взял власть — понятно. Поэтому я спросила бы, как он ее удержал? Когда я читаю что-то новое о Ленине, я каждый раз думаю, что сейчас пойму это.

Как на такой огромной территории, на которой идет гражданская война, именно с нашим народом, который сам любит крайности, можно было это сделать?

Как можно было удержать власть и после этого начать как-то кормить людей, строить электростанции, на какие они это делали деньги?! Это фантастика! Вот мне всегда хотелось у него это узнать — как у него это получилось?

— Кажется, что Ленин изучен, что называется вдоль и поперек, досконально. Но все-таки существуют ли еще белые пятна в истории жизни и политической деятельности этого человека? Если да, то что это за неразгаданные вопросы о нем?

— Да, он изучен. Этого всего очень много. Это можно переосмысливать. Новых документов мы практически уже не находим, все это было собрано уже давно и успешно в институте марксизма-ленинизма. А неразгаданные вопросы? Это как раз то, о чем бы я и хотела спросить у него — как он все это сделал?

Ленин и Бонч-Бруевич во внутреннем дворике Кремля

— И, наконец, последний вопрос в этом коротком интервью. Что Владимир Ульянов означает лично для вас — любимая работа, кумир, тиран, огромный пласт мировой истории? Или что-то еще? Или кто-то еще?

— Всё. Это моя любимая работа. Он, конечно, не кумир и не тиран — это огромный пласт истории, это огромное влияние на мировую историю. И потом… Я всегда на стороне гения. Их мало. Поэтому это какой-то вот абсолют, да? Гении — это почти боги. Для меня так.

Беседовал Игорь Саськов


Источник