Кому и зачем нужна «сахалинская» провокация против Китая и России?

Владимир Павленко

30 июля 2019 г. 10:03:29

Еще раз: примем за аксиому. И в Москве, и в Пекине имеются влиятельные силы, которые, будучи тесно связаны с Западом, не мыслят себе сближение Китая с Россией, осуществляемое на фоне ширящихся угроз и вызовов со стороны США. Их нельзя не видеть, но нельзя и переоценивать.

В высшей степени удивительно, что столь большой общественный резонанс получила публикация китайского блогера об «утрате Сахалина» и «грусти», охватившей китайских ученых, которые прочитали иероглифы на стеле, найденной на острове российскими археологами. Название: «Российские археологи раскопали каменную стелу на острове Сахалин. Китайские эксперты сочли это позорным для императора Цяньлуна».

Что здесь следует понимать?

Первое. Что данная публикация в китайском сегменте интернета, появившаяся на портале Sohu, далеко не первая, которая могла бы привлечь российское общественное внимание. Российская тематика является одной из специализаций данного портала, и далеко не все, мягко говоря, материалы являются по отношению к нашей стране комплиментарными. Самый яркий пример, с которого и начинается «тема Сахалина», пропущенный нашими интерпретаторами, это публикация еще от 10 июля: «Царская Россия не воевала с цинским Китаем. Как ей достались миллионы квадратных километров китайской земли?». Вывод статьи простой: их России, включая Сахалин, якобы «подарили» по Айгуньскому (1858 г.) и Пекинскому (1860 г.) договорам в обмен на российскую поддержку Китая против британской и французской агрессии во Второй Опиумной войне (1856−1860 гг.). И следовательно, эти договоры — «неравноправные».

Добавим, что о «миллионах квадратных километров» не говорил даже Мао Цзэдун, выдавивший из себя на пике советско-китайского противостояния «максимальную» цифру претензий в 1,5 млн кв. км. Однако это не помешало его преемникам урегулировать с Россией эти спорные вопросы, забыв об их «спорности». В 2001 году, при Цзян Цзэмине, был подписан российско-китайский договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В 2002 году, при нем же, приняли Хартию ШОС, обозначившую общность интересов сторон и их совместную ответственность за региональную безопасность. А в 2004 году, уже при Ху Цзиньтао во главе КПК и КНР, но еще при Цзяне в должности председателя Центрального военного совета (ЦВС) КНР, подписали дополнение к соглашению о российско-китайской государственной границе, сняв остатки разногласий.

Остров Сахалин

(cc) Katya Tyapkina

Историческая подоплека следующая. Граница, установленная по итогам Нерчинского договора между Россией и цинским Китаем в 1689 году, упразднившим приамурское Албазинское воеводство России, не получила оформления за пределами материка, а та ее часть, что под очерченную на карте границу попала, оказалась под цинским владычеством. Говорить, что под китайским, исторически некорректно, ибо правившая и тогда, и до самой Синьхайской революции (1911−1912 гг.) династия Цин представляла верхи отнюдь не китайской элиты. А маньчжурской, которая захватила власть над самим Китаем с его коренным ханьским населением. Принадлежность Сахалина в Нерчинске вообще не прописывалась, как не трогали ее ни в Айгуне, ни в Пекине, где аннулировали Нерчинский договор. Сахалин оказался выведенным за международно-правовые скобки, о нем просто никто тогда не вспомнил; интересовало обе стороны лишь размежевание вдоль Амура и Уссури.

Поэтому затронутые обеими названными статьями на Sohu темы Сахалина и «миллионов квадратных километров» просто притянуты за уши.

Что тогда так возбудило автора с китайского портала? Двух мнений быть не может. Совсем не случайно летом этого года рядом СМИ, преимущественно украинских, был организован старый информационный «вброс» об итогах визита председателя КНР Си Цзиньпина в Германию еще в марте 2014 года, и о подаренной ему Ангелой Меркель карте Китая 1735 года. Как потом было интерпретировано в интернете, на ней якобы значатся «территории, отторгнутые у Китая Россией», в том числе и Сахалин. Подоплека выяснилась быстро: с подачи вбросившего эту информацию американского издания Foreign Policy остальные СМИ просто перепутали карты. С подробностями этого подлога, скорее всего умышленного, чтобы не пересказывать не относящееся напрямую к теме, можно ознакомиться здесь. Но как и следовало ожидать, провокационный вброс, вопреки аргументам здравого смысла, зажил собственной жизнью, набирая популярность. И публикация в Sohu, скорее всего, отголосок этой американской провокации, призванной поссорить между собой два быстро сближающихся перед американской же угрозой народа.

Подарок для Си Цзиньпина — древняя карта Китая

Bundesregierung.de

Второе. Возвращаясь к Sohu и российскому приоритету его тематики, приведем лишь сокращенный список заголовков, из которого видно, что к России руководство этого портала относится без особых симпатий, поддерживая нас только по Украине. Однако открыто проявляет в наш адрес недовольство только по российско-китайскому территориальному вопросу:

  • 29 июля: «Отвлекающий маневр? Сведения, предоставленные США, заставили Украину перебросить 61-ю бригаду в зону отчуждения. Будет ли стотысячная российская армия наступать?». (Речь идет о киевской истерике вокруг Чернобыля, и делается вывод, что украинские политики и спецслужбы «купились» на «дезу» из американского ФБР);
  • 26 июля: «Россия не вытерпела и со злости провела семичасовой полет Ту-160. Союзники США устроили скандал» (действия Москвы характеризуются как ответ на постоянные учения НАТО в балтийской акватории и попытки нашу страну окружить и изолировать);
  • 18 июля: «Украино-американские военные учения — сплошной цирк, украинский линкор похож на рыбацкую лодку, Россию им не запугать». (Высмеиваются проинспектированные Владимиром Зеленским двусторонние учения в Черном море с участием украинского бронированного катера);
  • 16 марта: «Российская армия отправила в Сирию боевого робота. Его слабое место — отсутствие пропускной способности 5G». (Анализируя слабости российского робота, делаются прозрачные намеки на китайское лидерство в сетях нового поколения);
  • 11 июля: «В мире так много государств, почему только Россию называют «страной воинственного народа»? Ее не превзойти по следующим трем пунктам» (Пунктами китайский автор называет постоянное участие в «имперской мясорубке», «привычку» русских рисковать жизнью, упорство и решимость стоять до конца);
  • 9 июля: «Почему российские императоры брали в жены не русских красавиц, а непривлекательных заморских принцесс?» и 7 июля: «В России говорят о браках с китайцами, а они на самом деле не в восторге от русских. Вот почему». (Без комментариев: налицо несколько конъюнктурная эксплуатация «гуманитарного аспекта»).

Третье. Почему в Sohu не особенно любят и жалуют Россию, несмотря на беспрецедентное сближение между нашими странами? Очень просто. Основатель и нынешний генеральный директор компании крупный китайский миллиардер Чжан Чаоян получал образование в Массачусетском технологическом институте (MIT) под руководством своего учителя и партнера по созданию Sohu Эдварда Робертса, председателя Центра предпринимательства MIT. По окончании обучения Чжан остался в структуре Массачусетса, став представителем института в Китае. Чтобы не углубляться в роль этого «think tank» США в холодной войне и разрушении СССР, не нужно углубляться в исторические дебри. Достаточно вспомнить, что именно MIT стоял у истоков Римского клуба, и именно в его стенах были созданы обе группы по подготовке первого, нашумевшего доклада «Пределы роста». Как предварительная группа Джея Форрестера, так и собственно авторы доклада — группа Денниса Медоуза.

Сама группа компаний Sohu, в структуру которой входит одноименный интернет-портал, создавалась задолго до нынешних кардинальных подвижек в российско-китайских отношениях, связанных с приходом к власти в 2012 году в КНР Си Цзиньпина и с возвращением к ней в том же году в России Владимира Путина. Информационные тренды, особенно связанные с инерционным недоверием к нашей стране, уходящим корнями в советско-китайское противостояние 1960−1980-х годов, — вещь достаточно консервативная. Тем более, с учетом широкого развития на рубеже столетий китайско-американских связей, продолжавших тенденции совместного противостояния Советскому Союзу. И чтобы поставить точку в понимании того, чем мотивированы материалы Sohu, следует привести еще одну статью, от 11 мая текущего года, демонстративно приуроченную ко Дню Победы, который государственное руководство наших стран все чаще отмечает вместе, рука об руку. «Китай выиграл пять войн, больше никто не осмелился на него нападать». В публикации проигравшими войны Китаю, называются американцы в Корее, французы и американцы во Вьетнаме, Индия — в осенней войне 1962 года в штате Аруначал-Прадеш и (внимание!) Советский Союз на острове Даманском в 1969 году.

Россия и Китай

Mil.ru

Здесь самое время подчеркнуть, что эта позиция, мягко говоря, не вполне соответствует событиям современности, в том числе теснейшему внешнеполитическому партнерству наших стран с совпадением взглядов по широчайшему кругу международных вопросов и с практическим отсутствием разногласий. А также растущему экономическому сотрудничеству и — новый тренд — военному взаимодействию, ярко продемонстрированному в совместном пресечении провокации южнокорейских ВВС над Японским морем. Не говоря уж о массовых общественных настроениях, которые фиксируются социологами по обе стороны российско-китайской границы; все больший процент граждан обеих стран называют друг друга друзьями и союзниками, демонстрируя дружбу и взаимное понимание.

И надо при этом понимать, что в элитах как Китая, так и России, к которым, несомненно, относятся владельцы информационного сектора, существуют разные настроения. Продиктованные зачастую не идеологическими или политическими, а экономическими и личными интересами, если иметь в виду устоявшиеся цепочки элитных связей, тянущихся на Запад как из Пекина, так и из Москвы. Грубо говоря, и там, и там имеются и достаточно сильны позиции «комсомольцев» — политиков, вышедших из лона молодежных организаций, взгляды которых носят преимущественно экономический, рыночный уклон. Преодоление этого влияния — не быстрый процесс; мы знаем, как трудно он протекает у нас, но не легче его прохождение и в Китае.

И четвертое. Выдающийся китаевед Юрий Галенович, посвятивший изучению Китая жизнь, в многочисленных трудах неоднократно свидетельствовал, что еще на подступах к транзиту власти на XVIII съезде КПК (2012 г.), когда комсомольского выдвиженца Ху Цзиньтао у руля КНР сменил нынешний лидер Си Цзиньпин, в китайской элите культивировались антироссийские настроения. В пример он приводит три фундаментальных разработки, каждая из которых адресовалась конкретной аудитории в самом Китае. «История КПК», рассчитанная на членов партии. «История КНР», адресованная населению страны. А также труд с характерным названием «Заключение по подвешенным вопросам в истории (отношений) Китая и СССР», предназначенная ещё более широкому кругу читателей. В том числе зарубежным китайским диаспорам (хуацяо). Целью всего этого трехтомника считалось преподнесение «несправедливой» политики России к Поднебесной на всех этапах общей истории и при всех формах государственности. Правда, применительно к постсоветскому периоду признавалось, что значительная часть этих «подвешенных» вопросов себя исчерпала, но однако не все.

Ху Цзиньтао и Дмитрий Медведев

Kremlin.ru

Иначе говоря, как косвенно подтверждает Галенович, попытки вбить клин в развитие отношений между Россией и Китаем, причем на официальном государственном уровне, в КНР предпринимались вплоть до прихода к власти Си Цзиньпина. Не отставала, дополним, и российская сторона: достаточно вспомнить попытки того же Ходорковского, с его 100-процентными интересами и хозяевами на Западе, монополизировать двусторонние связи между нашими странами в энергетике. Не останови тогда олигарха государство, всё могло обернуться очень плохо. Прежде всего в том смысле, что западники в Москве и Пекине вполне нашли бы общие точки соприкосновения интересов, заложниками которых оказались бы российский и китайский народы.

Как говорится, Бог миловал, и отношения развиваются по нарастающей настолько быстро, насколько еще несколько лет назад это вряд ли казалось возможным даже закоренелым оптимистам. А провокации, подобные тем, которые не только в этот раз, устраивает китайский портал Sohu, были, есть и будут. Как и аналогичные «загогулины» некоторых российских интеллектуалов, которые, подобно Владимиру Кузьминкову из одного из академических институтов РАН, ссылаясь на Сан-Францисский договор 1951 года по Японии, также пытаются оспорить российскую принадлежность Сахалина. Куда ж без них? Глядишь, и из Токио «доброхоты» подтянутся. И вступят в словесную баталию и с Россией, и с Китаем, как они уже отрепетировали недавним одновременным протестом Москве и Сеулу.

Еще раз: примем за аксиому. И в Москве, и в Пекине имеются влиятельные силы, которые, будучи тесно связаны с Западом, не мыслят себе сближение Китая с Россией, осуществляемое на фоне ширящихся угроз и вызовов со стороны США. Их нельзя не видеть, но нельзя и переоценивать. Ничего нового не происходит, и перераспределение приоритетов внешней и внутренней политики во всех без исключения странах и эпохах никогда не бывает без проблем. Главное — держать ситуацию под контролем, в том числе общественным. И не дать прошлому лишить нас будущего.


Источник