"Фантазия у них работает". С чем российские саперы столкнулись в Сирии

Андрей Коц

1 августа 2019 г. 11:15:36

Более семи тысяч гектаров разминированных территорий, свыше 100 тысяч обезвреженных взрывных устройств, 103 иностранных военнослужащих, обученных саперному делу, — 1 августа пятилетний юбилей отмечает Международный противоминный центр Вооруженных сил России. Его специалисты не раз выезжали в горячие точки, первыми входили в освобожденные от террористов города, испытывали в боевых условиях новинки отечественной оборонки и теперь делятся этим колоссальным опытом с коллегами из других стран. Корреспондент РИА Новости побывал в МПЦ, чтобы изучить оснащение российских саперов.

Новинки саперов

Известный афоризм "сапер ошибается лишь однажды" сегодня можно признать устаревшим. В распоряжении специалистов МПЦ целый арсенал технических средств, призванных максимально обезопасить сапера на поле боя. Например, робототехнический комплекс "Скорпион". Эта приземистая радиоуправляемая четырехколесная платформа, созданная на основе опыта сирийской войны, предназначена для снятия "растяжек".

© РИА Новости / Илья Питалев

Малогабаритный переносной дистанционно-управляемый робототехнический комплекс разведки и разминирования "Скорпион"

Старший научный сотрудник ФГБУ ЦНИИ инженерных войск капитан Игорь Радионов демонстрирует журналистам комплекс на учебной площадке: управляет роботом со специального пульта. "Скорпион" поднимает две "лапы", быстро набирает скорость и срывает проволоку "растяжки".

"Этот робот идеально подходит для обезвреживания взрывных устройств подобного типа, — объясняет РИА Новости Игорь Радионов. — Компактность, приземистость защищают его от осколков, которые, как правило, уходят выше. "Скорпион" разгоняется до 30 километров в час, аккумуляторов хватает на восемь часов, оператор управляет роботом на удалении до пяти километров. Две камеры, установленные на платформе, передают саперу на планшет видео в высоком разрешении. Рассмотреть спрятанную в траве проволоку несложно".

Для обнаружения более сложных взрывных устройств специалисты центра используют широкую номенклатуру миноискателей, в том числе новейший индукционный ИМП-3. Он видит противотанковые и противопехотные мины с металлическими деталями как на поверхности, так и на глубине до 50 сантиметров. Собственный источник питания обеспечивает непрерывную работу прибора в течение не менее восьми часов. При этом миноискатель весьма компактен и в сложенном состоянии легко помещается в стандартный подсумок.

Сапер Дмитрий Иванов за несколько секунд приводит прибор в боевое положение, проверяет его на пробнике и начинает обследовать учебную площадку. К слову, таких площадок в МПЦ несколько: песочная полоса, травяная полоса, каменистая полоса, щебеночная полоса, гравийная полоса — на все случаи жизни. Сапер водит миноискателем влево-вправо, аккуратно раздвигая траву. Высокотональный звуковой сигнал оповещает его о том, что взрывное устройство обнаружено.

© РИА Новости / Илья Питалев

Общевойсковой комплект разминирования ОВР-2

Специальным немагнитным щупом сапер определяет габариты мины, встает на колено, срезает ножом дерн, скрывающий боеприпас, и помечает это место флажком. От осколков Дмитрия Иванова защищает еще одна новинка российского ОПК — общевойсковой комплект разминирования ОВР-2-02.

"Конкретно этот костюм — штурмовой, противоосколочный, — уточняет Дмитрий. — Самый новый из тех, что стоят на вооружении центра. Весит около 24 килограммов и защищает все тело. Работает при температуре воздуха от минус 40 до плюс 40 градусов. На расстоянии 20 метров надежно прикрывает от осколков гранаты Ф-1. На мне надеты не все элементы комплекта — есть еще система охлаждения для жаркого климата. Комплект боевой, оснащен креплениями MOLLE для дополнительного оборудования. На шлеме смонтирована система видеонаблюдения, благодаря которой командир видит на своем планшете, что обнаружил сапер, и может дать ему какие-либо указания. ОВР-2-02 мы обкатали в Сирии. Показал себя превосходно".

Опыт Сирии

Сирийский опыт активно используется для подготовки специалистов по разминированию. В учебно-тренировочном комплексе МПЦ есть помещения, имитирующие жилье боевиков, их мастерские по производству кустарных боеприпасов, склады самодельных взрывных устройств. В отдельном учебном классе представлена богатая экспозиция самодельных взрывных устройств террористов ИГ*. Чего тут только нет: мины, замаскированные под книги и камни, магазин от автомата АК-74, начиненный взрывчаткой, радиоуправляемая тележка с самодельным фугасом, самодвижущийся фугас из покрышки с зарядом взрывчатого вещества, СВУ из беспроводного дверного звонка и многое другое.

© РИА Новости / Министерство обороны РФ

Перейти в фотобанк

Саперы Международного противоминного центра Вооруженных сил России разминируют историческую часть древней Пальмиры

На плакате — схема СВУ с электродетонатором из медицинского шприца. Шприц зарывают в землю. Стоит на него наступить — поршень уходит внутрь, замыкает цепь, и замаскированное неподалеку устройство, начиненное камнями, взрывается. Фантазия боевиков, похоже, безгранична.

"Самые сложные СВУ, с которыми приходилось иметь дело в Сирии, — радиоуправляемые, — рассказывает РИА Новости старший преподаватель цикла подготовки специалистов по разминированию майор Роман Поцелуйкин. — Таких процентов пятнадцать. В основном встречались СВУ из подручных средств. Заходишь в школу, а там огнетушители на стенах висят. Только вместо пены внутри взрывчатка. Боевики часто минировали игрушки, предметы быта и кухонную утварь. Видел даже начиненные взрывчаткой сковородки. Все СВУ — сложные. Проще разминировать штатную армейскую мину — ее ТТХ и особенности конструкции известны. А СВУ может быть абсолютно любым — насколько хватит фантазии".

По словам начальника цикла подготовки специалистов по разминированию подполковника Алексея Макаренко, боевики в Сирии минировали буквально все, до чего могли дотянуться, — особенно если у них для этого было достаточно времени. Взрывчатку и закладывали под асфальт, и прикрепляли сверху. Макаренко отметил, что террористы постоянно совершенствуются, импровизации меняются от города к городу. В этом населенном пункте — одни СВУ, в соседнем, через месяц, — совсем другие.

"Главный опыт, полученный нами в Сирии, — самодельные взрывные устройства, используемые боевиками, — подчеркивает подполковник Макаренко. — Мы их внимательно анализируем, оцениваем новые виды. Кроме того, смотрим, как ведут себя в жарком климате приборы поиска, робототехнические комплексы. Все это потом обобщаем и передаем в институт инженерных войск и на предприятия промышленности. Время отклика сокращено до минимума. Буквально через несколько месяцев мы получаем или какие-то доработанные изделия, или ответы на наши вопросы".

В любых условиях

Специалисты МПЦ разминировали уже тысячи гектаров как в России, так и за рубежом. Российские саперы работали в сирийских городах Пальмира, Алеппо и Дейр-эз-Зор, в населенном пункте Лак Сао в Лаосе. Обнаружили и уничтожили свыше 105 тысяч взрывоопасных предметов. В Лаосе и Сирии действуют филиалы МПЦ, где подготовлено более 1200 местных специалистов по разминированию. В центре тренировались военнослужащие из Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Сербии.

© РИА Новости / Илья Питалев

Мобильный инженерный комплекс разминирования (МИКР)

В МПЦ четыре цикла обучения: гуманитарное разминирование, подготовка специалистов по противодействию СВУ, минно-разыскной службы, по использованию робототехники и спецработ. В месте постоянной дислокации центра развернута учебно-материальная база, где саперы учатся обнаруживать и обезвреживать взрывные устройства.

Есть также учебные площадки, имитирующие взлетно-посадочную полосу аэродрома, вертодром, участок железной дороги, автобусную остановку, трубопровод, жилые помещения, рынок и так далее. Словом, саперов учат работать буквально в любых условиях, на любых объектах и в любой точке земного шара.

* Террористическая организация, запрещенная в России.


Источник